Что такое храм? Не Церковь в экклесиологическом духовно-богословском смысле, но храм как строение, сооружение, над которым архиереем или поставленным на то священником был совершен чин освящения.

Следуя словам Господа нашего Иисуса Христа: «Я есмь воскресение и жизнь…» (Ин. 11:25) – можно сказать, что только в Боге есть жизнь. Фактически только Он и есть истинная жизнь. Без Него все бы обратилось в ничто. Потому все творение – весь мир от рая до ада – пронизан Божественной благодатью. Даже в аду есть онтологическая благодать Божья, иначе он попросту не мог бы существовать. Но есть места, на которых благодать Всевышнего почивает особенно сильно – это рай, Царствие Небесное, и его проекция на земле – Церковь и Ее материальное вещественное выражение-символ – храм. Почему же здесь особенная Божья благодать?

Используя научную богословскую терминологию, отмечу, что здесь действует закон синергии (с греческого – «сотрудничество», «помощь»). Т. е. Божья благодать сверху встречается с идущим снизу усилием человека приблизиться к Господу. В результате получается спасение, обожение человека.

Бог сотворил высших существ – Ангелов и людей – со свободной волей. Мы сами выбираем, куда нам уклониться: в добро или во зло. Поэтому Господь ждет от нас первого шага, устремленного к Нему, на который Он тут же отвечает с родительской любовью. Господь говорит: «Сын мой! отдай сердце твое мне, и глаза твои да наблюдают пути мои…» (Притч. 23:26). И в 50-м псалме сказал Божественный Давид: «Жертва Богу – дух сокрушенный…» Т. е. Богу наиглавнейшим является движение сокровенного сердечного естества человека по направлению к Нему.

Храм Божий на земле во многом является вещественным выражением движения сокровенного человека по направлению к своему Создателю. Конечно, храм Богу не нужен. «Но Всевышний не в рукотворенных храмах живет, как говорит пророк…» (Деян. 7:48). Храм нужен нам. Его устройство было дано человечеству самим Богом через святого пророка Моисея на горе Синай. И некоторым образом церковь (как здание) является моделью иного горнего мира. Кроме того на нее призывается особенная благодать Божья при освящении.

Храм, образно говоря, – это открытка, которую семилетний малыш целый день рисовал папе на день рожденья со всей любовью чистого детского сердца, а потом, волнуясь и стесняясь, подарил отцу, присовокупив поцелуй любви. Разве сердце родителя останется к этому равнодушным?! Конечно же, оно умилится и исполнится теплоты и нежности.

Конечно, в наше время модным и широко распространенным стало мнение: «Мол, зачем эти храмы? Я в Бога верю в душе, а храмы – это просто камень». По опыту скажу: как правило, так рассуждают люди, равнодушные к Господу. Они пытаются скрыть свою духовную лень оправданной теорией «нехождения в храм». Такие люди декларируют веру в Бога, но Он им не нужен. Они верят, как деисты, в то, что Бог – это Великий Часовщик, Который сотворил мир как часы и не вмешивается в их ход. Потому в жизни можно обойтись и без Него. Не только без храма, но и без Господа.

Ведь для человека, страстно, жадно ищущего Бога, богопознание – это путь. И этот путь предполагает цели, средства их достижения и само движение-жизнь по этому пути. Потому такому человеку, конечно же, нужен храм – отделенное от мира место встречи с Богом. Место, где он оказывается, подобно святому пророку Моисею, один на один с Неопалимой купиной, уже находящейся почти за гранью вещественного мира.

И наш труд в храме по его благоустройству – это та же молитва. Как говорится: молитва и труд – суть два крыла монашеские. Ведь, по словам святого апостола Иакова, брата Господня: «Ибо, как тело без духа мертво, так и вера без дел мертва» (Иак. 2:26). Вдумаемся же в эти великие и страшные слова! Наша вера без дел как мертвое тело без души, обреченное на разложение! Потому что есть голая декларация, скажем, горизонтально-диванная, но нет усилия души, чтобы, подобно барону Мюнхгаузену, взять себя за волосы и вырвать с Божьей помощью из болота. И на это, казалось бы, невидимое, но мощное усилие нужна колоссальная энергия любящей Бога души. И в этом отрыве от материальности, на которое, конечно, нужно огромное мужество, заключается начало преображения человеческого естества. Как сказал Спаситель: «От дней же Иоанна Крестителя доныне Царство Небесное силою берется и употребляющие усилие восхищают его, ибо все пророки и закон прорекли до Иоанна» (Мф. 11:12).

В заключение хочется привести один жизненный случай…

Советское время. У одного видного партийного деятеля была верующая жена. Но она не могла открыто молиться или исповедовать веру. Женщина делала следующее… Надевала спортивный костюм и говорила мужу, что идет на пробежку, сама заходила в храм и мыла там полы. В этом костюме ее никто не узнавал. Ничего другого она позволить себе не могла. Но представьте: партийная «королева» мыла полы в храме! Почему это она делала? Ответ, наверное, очевиден – любовь к Богу.

Ведь что означает «Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся» (Мф. 5:6)? Не просто «чуть-чуть голоден, вроде бы можно перекусить». Нет. Но голоден и хочу пить в превосходной степени до уровня «если не попью или не поем, то умру». Вот какой градус веры должен быть! И в таком случае вера обязательно потребует выхода, добрых дел и изольется, как из переполненного бокала, в мир. И ноги сами понесут в храм. Потому что, как писал явно из своего житейского опыта святой пророк и царь Давид: «Ибо ревность по доме Твоем снедает меня…» (68:10). Т. е. не просто я имею ревность, нет, но она меня съедает священным огнем. И если сердце исполнено этого горения, то разве руки и ноги откажутся послужить-поработать в храме – этом Небе на земле? Нет, потому что любящая Бога душа сама захочет этого…

Иерей Андрей Чиженко
Источник: Портал «Православная жизнь»

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Войти с помощью: 
avatar
500
wpDiscuz